500 Газлайтинг
Образование по сексологии и психологии с Татьяной Славиной
Газлайтинг

Уильямс Джеймс, американский психолог, отметил, что человеческое внимание избирательно. Кто первым упростил теорию избирательности, неизвестно, однако, популярной стала идея о том, что человек видит то, что хочет видеть. Очень часто к этому утверждению добавляют еще и слово «только», тем самым «ограничивая» того, кто «что-то там видит». Например, издевательство или насилие, которые «просто померещились» - это не проблема отношений отдельно взятых людей,например, агрессора и его партнера, а проблема видения пострадавшего, который «записывается в сумасшедшие».

  Если кажется...

Именно эта идея, о том, что другой не такой, а значит, неадекватный, плохой, сумасшедший, испорченный, лежит в основе газлайтинга, техники, которой манипуляторы владеют в совершенстве.

 Два основных признака газлайтинга:

 

  1. Сомнение в нормальности собеседника, партнера, другого человека.
  2. Отрицание того, что важно для другого, будь то мнение, мысль, чувство.

В газлайтинге нет равных, но всегда есть «нормальный», и «неадекватный», «ненормальный».

«Нормальный» - это манипулятор. Сначала он не говорит прямо о том, что другой сошел с ума. Он лишь намекает. С разной степенью изящности.

  1. «Что ты выдумываешь?! Ничего подобного не происходит. Разуй глаза!» - очень грубый способ.
  2. «Разве так все происходит? Присмотрись-ка получше. Ты увидишь, все совсем по другому.» - способ, который кажется более щадящим.
  3. «Пересмотри, пожалуйста, свои взгляды. Они внушают опасение.» - и вовсе туманное высказывание, которое оставляет в душе осадок беспокойства.

В любом случае манипулятор совершает насилие, потому что:

  1. Отрицает адекватность восприятия другого.
  2. Переводит разговор на личностные особенности, конечно же, нехорошие.

Чего же он хочет добиться.

Ты странный

Идея манипулятора такова – с тобой что-то не так, ты странный, потому что говоришь о чем-то, с чем я не согласен. Надобно заметить, что в несогласии нет ничего страшного. Все мы:

  • можем ошибаться в восприятии;
  • имеем право на собственное мнение;
  • вольны прямо выражать несогласие.

Но, когда мы его выражаем, мы говорим что-то вроде «У меня другое мнение, ощущение. Я думаю по-другому.», а не «Ты думаешь по-другому, с тобой что-то не так.»

«Нормальный» отвергает другого, принижает его, потому что этот истерик и псих постоянно городит чушь.

Чаще всего так относятся родители к детям, мужчины к женщинам. Это происходит, потому что человек «боится», «не понимает» эмоций, или потому, что не хочет признавать, что по отношению к другому ведет себя дурно, например, унижает, бьет, издевается.

Право на понимание

У «нормального» монополия на «верное понимание».

Только он, никто другой, все понимает, видит, учитывает. Другой – всегда дурачок, простофиля.

Чаще всего из уст «нормального» звучит:

  1. Что ты напридумывала.
  2. Такого не было.
  3. Ты просто неправильно все понимаешь.
  4. Что за чепуху ты городишь.

А если человек психологически грамотен, то женщина может услышать что-то вроде:

  1. Это твои проекции.
  2. Тебе следует поработать с психологом.

А вдруг

Со временем, сопротивление человека, мнение и чувства которого постоянно ставят под сомнение, ослабевает, и он, действительно, начинает сомневаться в самом себе.

 

 

 А вдруг:

  • все не так страшно, а мне все кажется?
  • он хороший человек, и это я не умею себя контролировать?
  • он не реагирует на мои претензии, потому что просто умеет держать себя в руках?
  • это я – чертова истеричка и дура и мне, действительно, надо поскорее измениться, не то я потеряю его.

Среди запросов, с которыми люди, подвергающиеся газлайтингу, обращаются к психотерапевтам, наверняка, попадались и такие: «Я постоянно обижаюсь, потому что мой муж угрожает меня прибить. Как не обижаться?» Потому что «а вдруг муж шутит, а я, такая недалекая, воспринимаю всерьез и боюсь, хотя боятся нечего.»

Что делать

Меняться бесполезно. Потому что единственная перемена, которая устроит «нормального» - это полный отказ «неадекватного» от всего, что «нормальному» не нравится.

  1. Самым верным будет уход из отношений, в которых чью-то личность постоянно ставят под сомнение.
  2. Уйти бывает очень сложно. Потому что чувство значимости и адекватности, базовое ощущение, на котором строится убеждение «Со мной все нормально» теперь в руках человека, который вертит им, как хочет. И как только другой пытается вернуть контроль себе, он тут же слышит что-то вроде «Я же говорил, ты совсем сбрендил.»
  3. И все же уйти необходимо. Для этого понадобится помощь психотерапевта. А то и целого ряда специалистов. Все зависит от того, сколько рычагов давления на пострадавшего у манипулятора. Самый неприятный – финансовый. Самый тяжелый – эмоциональный.
  4. Необходимо так же восстанавливать чувство собственной значимости и ощущение нормальности. Внутреннего стержня, который выдержит все нападки близкого газлайтера.

Именно чувство правильности внутреннего Я – главный аспект, который помогает грамотно сопротивлятся газлайтингу и не подпускать манипулятора близко к личностным границам.

Чего делать нельзя

У индейцев есть пословица, «Если лошадь сдохла – слазь». То же самое с газлайтингом. Там, где существует насилие, не может быть равных жизнеспособных отношений.

Большой ошибкой будет считать, что манипулятор измениться. Он жил так до отношений,  он будет жить так и после них. Найдет себе нового партнера. И продолжит в том же духе.

Единственным выходом может стать психотерапия для пар. Но посещать сеансы должны двое. И газлайтер, и его партнер.

Это не газлайтинг

Другой периодически может не соглашаться и спорить с партнером. Аргуменитрованные возражения могут звучать достаточно резко, ведь в пылу конфликта трудно сохранять хладнокровие.

Но человек, который видит в другом равного, не будет сомневаться в чужой адекватности только потому, что другой с ним не согласен или предъявляет претензию.  Он не просто выслушает и отмахнется, но вступит в конфронтацию, чтобы решить, а не усугубить проблему, и будет стремится к тому, чтобы конфликтная ситуация привела к росту и развитию отношений.

Татьяна Славина